Война — так до Победы, мир — так до войны

Война до Победы

Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко:

Сегодня есть всё для того, чтобы сесть и договариваться. Не хотят – ясно, почему не хотят, мы уже на этот вопрос ответили. Если за океаном захотят разговаривать о мире, то и на Украине этот голос услышат. Поэтому украинцы должны знать, особенно население, что сие от нас не зависит. Мяч, грубо говоря, на той стороне. Я помню этот процесс, который начинался в Беларуси, три раунда прошли, четвёртый раунд – в Стамбуле. Серьёзные были подвижки: и россияне «подвинулись», и украинцы.

Предположим, на этот раз соглашение состоится. Кто будет гарантом выполнения Киевом условий соглашения? США, Франция, Великобритания, которые уже изоврались? Зеленский сам по себе абсолютно несамостоятельная фигура. Это первое, и второе — Запад отменит санкции после проведения мирных переговоров? Никогда, более того, Запад четко дал понять, что санкции даже в случае договоренности между Украиной и Россией никуда не денутся, они так и останутся санкциями. Так, что же приобретает Россия от переговоров с Киевом? Ничего, пшик, дырку от бублика. Лукашенко может предлагать все, что угодно, но прислушиваться к его мнению не стоит, так как он всегда пытался усидеть на нескольких стульях, как и Эрдоган. России невозможно вести флюгерную политику, как другим странам — мы составляем очень большую и значительную часть мира, на которую ориентируются очень многие люди. Это ответственность внешняя и внутренняя, поэтому позиция Кремля должна быть тверда и непоколебима. Война — так до Победы, мир — так до войны. Почему мир до войны? Старая формула: si vis pacem para bellum — хочешь мира, готовься к войне. С сильной, хорошо вооруженной и экономически независимой Россией никто не будет связываться, но на слабую Россию враг будет нападать всегда.

Переговоры с противником вести нельзя — это ослабление позиции России, ее власти, которые неизбежно приводят к весьма плачевным результатам. Переговоры в русско-японской войне 1905 года привели к крестьянским восстаниям — первой революции. Брестский мир привел к 1941 году. Понятно, что была вероятность полного поражения слабой России, но кто сказал, что это обязательно произойдет? Никто — большевики поторопились и проиграли. Вывели войска из Афганистана — проиграли всю империю СССР. Может быть, это не связанные результаты, но исторические уроки игнорировать нельзя. Смотрите, Стамбульские переговоры привели к отводу войск от Киева, к потере той линии фронта, которая была на тот момент — ВС РФ отступили. Далее был целый год стабильности фронта, которая не приносит ничего, кроме гибели солдат, не меняя тактическую линию обороны. И только укрепив Армию, набрав в нее новых защитников, кратно нарастив производство ВПК, Россия смогла перейти в наступление. Не быстрое, но уже достаточное для того, чтобы весь фронт пришел в движение. И это движение нужно продолжать дальше и дальше, до тех пор, пока враг не будет повержен, до тех пор, пока Зеленский не выйдет на ту самую площадь, где произошла революция «достоинства», с белым флагом и не начал бы молить о пощаде. Почему? Ответ есть у представителя Франции.

Французский писатель Клод Жанвье:

В начале апреля ФСБ остановила на улице коммерческий автомобиль. И в этой машине была взрывчатка, много взрывчатки. Но самое серьезное, что там было 27 православных икон со взрывчаткой внутри, которые затем были доставлены в Москву. И очевидно, что, поскольку это иконы, они должны были быть распространены в церквях, в приходах, а затем могли быть взорваны с помощью дистанционного управления. Очевидно, что это верх того, что я бы назвал чудовищностью.

Этот ответ весьма простой: уничтожив православие на Украине, пан Зеленский тщиться уничтожить православие в России. Как? Через страх, вызванный терактами. Вообще, раб господина своего не может быть никем иным, как только тенью своего господина. Америка совершала теракты по всему миру, Вашингтон поддерживал террористов по всему миру. Этой же политике следовали: Великобритания, Франция, Израиль, Италия, Япония, практически все страны ЕС. При этом нужно учитывать ту сатанинскую злобу украинской элиты, которая сегодня направлена против России, против нашего народа, против русских святынь и даже самой цивилизации. Когда все пошло не так, как хотелось бы господину Украины, то раб начал рвать рубахи у всех вокруг — грабить и убивать тех, кто ни в чем не повинен и делает это только для того, чтобы как-то оправдаться за свои промахи. Вначале был противник у Запада только один — наш российский президент, но теперь этих противников уже два — В.В.Путин и русский народ, который сплотился вокруг президента и образовал непробиваемую стену. Чтобы разрушить это единство господин и его раб применили свою излюбленную тактику — терроризм.

Именно поэтому нам нужно вести войну до победы, до капитуляции режима Зеленского, неумолимо двигаясь к своей цели. Если мы хотим оставить тлеющее террористическое подполье на Украине — тогда, да — самое время снова пойти на переговоры. С кем? С врагом не договариваются — его уничтожают. С США и ЕС? Обманули раз — обманут столько раз, сколько им потребуется. Запад думает одно, говорит другое, а делает третье. И абсолютно уверен в своей правоте, ведь Запад — это прагматизм дельца, капиталиста, для которого нет ничего важнее, кроме своей прибыли, своей выгоды. В политике то же самое: компромисс — это поражение, переговоры — это способ обмануть, запутать, добиться собственной выгоды. Если переговорщик с другой стороны не уступает — начинается война. Да, нас втянули в эту войну, но какой был выбор у руководства России, когда ни одно мирное предложение не было никакой реакции, кроме лжи? Либо мы не общаемся с лгуном, либо бьем ему морду, причем, как говорил В.В.Путин: если драка неизбежна — бей первым. И это сработало, но переговоры для России — это слабость, а не стратегическая инициатива по выигрыванию времени, как для Украины.

Безопасность Державы — это сильная Армия, единый с властью народ и твердая позиция на международной арене. Если дать слабину в любом члене этой тройственной формулы, то посыпятся все остальные. Предположим, договорились о мире, но Запад обязательно потребует в будущем сокращение российской Армии, мотивируя свою настойчивость тем, что войны нет. Мирные переговоры — это не победа, это компромисс власти, но не народа. Следовательно, единство народа вокруг России, вокруг власти начнет распадаться, власти снова начнут не доверять. Нам всем это нужно? Нет, не нужно, поэтому мирные переговоры могут быть только после капитуляции режима Зеленского и ареста всех военных преступников. Возможны переговоры, наподобие Тегерана, Ялты, Потсдама, но это переговоры победителей о будущем мироустройстве после того, как враг будет разгромлен, а Победа займет свое исторические место в единстве держав, победивших нацистского молоха. Сегодня такие переговоры вообще не с кем вести.

США, Великобритания, Франция, Германия целиком и полностью на стороне режима Зеленского и вооружают этот режим для борьбы с Россией. Следовательно, это коалиция врага, а с врагом не договариваются — его побеждают. То, что Запад сам себя загнал в тупик — это выбор стран антироссийской коалиции и как они будут выходить из этой ситуации — время покажет. Но контрибуцию России Запад должен будет заплатить. Пусть не деньгами — технологиями, станками, патентами, специалистами. Нам нужно восстанавливать то, что Запад очень долго разрушал, используя для этого агентов влияния в элите России. С кем мы можем вести переговоры о будущем устройстве послевоенного мира? С Китаем, с Индией, с Ираном, с Персидскими монархиями, с другими странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Однако главные игроки сегодня — это Россия, Китай и Индия. Именно поэтому переговоры о будущем всего мира нужно вести в Азии, а не в Европе. Где будет расположена эта площадка — пусть решают лидеры трех Держав, но самым лучшим местом являются Сочи, подходящие для первого раунда переговоров.

Вторую часть нужно проводить после Победы. Но есть одна сложность — Америка начала Ближневосточную компанию, а это уже весьма серьезно. То, что Вашингтон русско-украинской войной ослабил ЕС и так всем понятно. Но для чего? И это не война с ХАМАС или палестинцами сектора Газа — это война Израиль — Иран, которая зрела много лет, по крайней мере с президентства Ахмадинежада уж точно. Община Эсфири Ирана против хасидов Израиля за Храмовую гору будет биться до последнего патрона, до последнего еврея с каждой стороны. Обе стороны абсолютно непримиримы друг к другу, поэтому война будет на истребление, а не решение вопроса или достижения компромисса, как с Палестиной. Ядерные цели Израиля уже выбраны — заявляют в Тегеране, ядерные цели Ирана уже выбраны — заявляют в Израиле. И этот конфликт может спутать все карты будущих сочинских соглашений. Это очень серьезно, очень. Особенно учтивая тот масштаб, который примет эта Ближневосточная война. Есть определенное мнение, что Америка постарается свести к минимуму не только русскую Победу, но и возможные переговоры между Россией, Китаем и Индией.

Однако такие геополитические, возможные планы мировой закулисы, этого Deep State не должны вносить коррективы в наши планы по достижению полной и окончательной победы над киевским режимом Зеленского. Мы должны следовать собственным планам и целям, важнейшая из которых — это сохранение нашего народа, нашей страны и закрепление достигнутого в бою для того, чтобы мирное небо не омрачалось бомбардировками, а мирное время терактами. Запад — этот господин украинского раба никогда не оставит своих целей, не отступит, не устанет — у Запада всего много. Именно поэтому нужно идти до границ с ЕС, нужно идти до того места, где дальнейшее продвижение лишено всякого смысла по достижению целей безопасности России, Новороссии, всего того пространства, которое окажется в русле геополитических планов нашей страны и нашего руководства. Проклятый Майдан Незалежности должен быть раздавлен, как вечная опасность навсегда.

Архивы